01.12.2020 fa fa- Home

Russian News 24

Новости России и мира онлайн

Ходы на длинные дистанции

 

Ходы на длинные дистанции

Стартовавший в минувшие выходные шахматный онлайн-турнир Magnus Carlsen Invitational обречен стать довольно значительным событием для спорта не только потому, что из-за коронавируса он в принципе испытывает жуткий дефицит событий любой значимости. У этих состязаний слишком сильный состав участников. В него целиком попала первая пятерка мирового рейтинга, но и остальные три гроссмейстера — персонажи интересные.

Шахматы, конечно, выглядят жанром, идеально приспособленным к тому, чтобы, ну нет, не безболезненно, но более или менее купируя потери, переживать такие времена, какие весь мир переживает сейчас, в силу своей специфики. Где еще настолько часто используется виртуальная площадка? Но на самом деле до сих пор онлайн-активность в шахматах, если говорить об уровне профессиональном, сводилась все-таки к соревнованиям, заметным лишь довольно узкой категории фанатов. Едва ли многие знают, что, вообще-то, существует такой проект, как Pro Chess League, а в его рамках друг против друга играют два с лишним десятка команд, часто привлекающих настоящих звезд. Или что уже после того, как коронавирус, по сути, уничтожил весь реальный, не замешанный на компьютерных играх спорт, в шахматах продолжала теплиться жизнь — в виде тех самых онлайн-состязаний. Но опять же не настолько видных, чтобы какому-то серьезному изданию пришло в голову уделить ему внимания больше чем на пару сухоньких строчек.

Magnus Carlsen Invitational в этом смысле гигантский прорыв, обеспеченный магнетизмом, авторитетом чемпиона мира Магнуса Карлсена, который в принципе является лицом современных шахмат. Маловероятно, что кому-нибудь, кроме норвежца, удалось бы запустить такой турнир: полдюжины коммерческих партнеров, призовой фонд в размере €270 тыс., вообще-то, достойный традиционного — в офлайн-режиме — супертурнира (победителю полагается €70 тыс.), ну и состав тоже достойный.

В нем восемь шахматистов, включая всю топ-пятерку текущего рейтинга Международной шахматной федерации (FIDE): помимо самого Карлсена ее представляют американец Фабиано Каруана, китаец Дин Лижэнь, россиянин Ян Непомнящий и француз Максим Вашье-Лаграв. Вся четверка в марте рубилась в кандидатском турнире в Екатеринбурге, выявляющем претендента на титул, соперника норвежца в очередном чемпионском матче, который был остановлен после первого круга. Непомнящий и Вашье-Лаграв на перерыв ушли лидерами.

И остальные три гроссмейстера — неслучайные персонажи. Голландец Аниш Гири, тоже попавший в кандидатский турнир, замыкает рейтинговую десятку. Американец Хикару Накамура, матерый шахматный боец, еще недавно был не просто в десятке, а рядом с верхушкой.

Вроде бы слегка портит картину Алиреза Фирузджа — он за пределами двадцатки, рейтинг относительно невелик на фоне знаменитостей. Но Фирузджа как раз, может быть, самый интересный участник турнира.

Ему всего 16 лет. Играет в данный момент под флагом FIDE, имея статус беженца. С родным Ираном порвал отношения в конце прошлого года, понимая, что запрет местных властей встречаться с израильтянами может погубить карьеру.

 

Но приглашение на проект Магнуса Карлсена — совсем не аванс молодому вундеркинду, принявшему сложное решение, круто меняющее жизнь. Фирузджа с точки зрения результатов вполне соответствует амбициям Magnus Carlsen Invitational. На московском чемпионате мира по быстрым шахматам, перед которым он сбежал из Ирана, этот парень финишировал вторым вслед за Карлсеном. А буквально на прошлой неделе пересекся с норвежцем в финале онлайн-турнира Banter Blitz Cup, и на этот раз взял верх. Кажется, тот успех и предопределил его появление на турнире, на порядок более звучном.

И надо учесть, что на Magnus Carlsen Invitational играют как раз в любимом Фирузджа режиме. Это не «классика», а быстрые шахматы и блиц, в котором он одержал самую громкую пока победу в карьере. Формат турнира предусматривает семь туров группового этапа с матчами из четырех партий в рапид и так называемым армагеддоном (это когда белым дается пять минут на партию, а черным — четыре, зато при ничьей присуждается выигрыш) на случай равенства по их итогам. «Армагеддон» и принес Карлсену успех в стартовом туре в противостоянии с Накамурой. За групповым этапом следует play-off — полуфиналы для четверки лучших, а за ними — матч за третье место и финал. На этой стадии добавляется «прослойка» между рапидом и «армагеддоном» — партии в обычный блиц в «овертаймах».

В общем, это все должно быть зрелищно. Такие жесткие игры в последнее время в шахматах в тренде, и Магнус Карлсен еще пару лет назад говорил о том, что хотел бы, чтобы их «удельный вес» в шахматах, даже в чемпионском цикле, в котором царит «классика», был бы повыше.

Хотя важнее, видимо, для него, особенно если иметь в виду неопределенность со сроками пандемии, как следует оттестировать кое-что, что до сих пор здорово мешало онлайн-шахматам приблизиться по востребованности у элиты к «живым». Речь о системах античитинга. Удаленка — это ведь всегда сомнения насчет того, насколько самостоятельно играют люди. На Magnus Carlsen Invitational вроде бы применяется какая-то продвинутая античитинговая система, и, например, все локации, где находятся участники, оборудованы несметным количеством видеокамер. Отсутствие скандалов, намеков на них по ходу турнира тоже ведь можно будет считать прорывом.

Алексей Доспехов

По материалам: www.kommersant.ru

*Вести