04.12.2020 fa fa- Home

Russian News 24

Новости России и мира онлайн

Кирилл Крок: Мы транслируем спектакли театра Вахтангова онлайн бесплатно. ЭКСКЛЮЗИВ

 

Кирилл Крок: Мы транслируем спектакли театра Вахтангова онлайн бесплатно. ЭКСКЛЮЗИВ

Как поклонники театра узнают о том, чем живут актеры, как проходит рабочий день в режиме самоизоляции и на каких условиях идут онлайн-показы спектаклей театра Вахтангова? У программы «Культ личности» новый формат – онлайн-интервью. Первым участником этого телевизионного эксперимента стал театральный общественный деятель, директор Государственного академического театра имени Евгения Вахтангова Кирилл Крок. Он рассказал телеканалу «МИР 24», как театр готовится к окончанию карантина.

— Как сейчас проходит ваш рабочий день?

Кирилл Крок: Я стараюсь через день-два бывать в театре, жизнь не останавливается, есть текущие задачи и проблемы. Что касается театра, последняя ниточка связи с нашими зрителями, публикой – мы запустили трансляцию у нас на сайте всех наших спектаклей, в том числе тех, которые были сняты с репертуара, из наших архивов, что-то выложили в Youtube, хотя никогда прежде этого не делали и считали (и сейчас считаем), что это не совсем театральная история.

Хотя последние 7 лет наш театр делал онлайн-трансляции на сайте, где каждый желающий мог приобрести за небольшие деньги пин-код и смотреть спектакли текущего репертуара. У нас на сайте, в соцсетях выложено расписание видеотрансляций спектаклей до 23 апреля. Мы всех зрителей приглашаем присоединиться к нам, быть с нами дома и смотреть наши спектакли.

— На каких условиях сейчас идут показы?

Кирилл Крок: Сейчас все наши трансляции мы сделали бесплатными. Я категорический противник такого широкого показа, выливания в интернет всех спектаклей. Если бы не условия карантина и закрытия театра в связи с эпидемией, конечно, мы никогда бы этого не сделали. Я считаю, что театр – это эмоции, это очень затратное дело. Мне кажется, те, кто любит театр, кто хочет посмотреть спектакль, абсолютно в состоянии при любой экономической ситуации, при бюджете любой семьи заплатить 400 рублей и смотреть спектакль в достаточно неплохом качестве. Если мы говорим об онлайн-трансляциях, при этом переключая между тремя камерами, которые установлены в зале – в самом конце нашего исторического зала и две по бокам, – можно делать для себя интерактив.

Сегодня мы делаем это бесплатно, под давлением театральной общественности, агентства «Театральный агент», которое всем театрам разослало грозные письма о том, что мы нарушаем авторские права при трансляции, что они будут поступать с нами в соответствии с законом. Потом выяснилось, что у них с авторами у самих нет договоров на право сбора в пользу авторов скромных денежных средств от интернет-трансляций за деньги. Когда ситуация под давлением театральной общественности разрешилась, мы получили другое письмо, и Министерство культуры получило письмо, что они не будут к театру сейчас применять штрафные санкции. С этого момента мы сделали все наши трансляции бесплатно.

— Что для вас самое трудное в режиме самоизоляции?

Кирилл Крок: Для меня самое трудное, чтобы ничего не забыть и чтобы мы не потеряли, если можно сказать театральным языком, хороший темпоритм, который мы набрали за эти годы. Нами принята огромнейшая программа к столетию театра. Я очень переживаю, что фактически идет остановка деятельности в плане достижения целей, которые написаны в программе, всячески стараюсь не упускать это драгоценное время, а использовать его с пользой для театра. Даже если мы не играем спектакли, то интересные программы и задачи, которые мы наметили к столетию театра, стараемся реализовывать.

— Сейчас репетиции идут?

 

Кирилл Крок: У нас шли репетиции до второй волны карантина. Потом, согласно указу президента и мэра, мы все репетиции остановили, потому что это много людей. Я тоже переживаю, чтобы кто-то по неосторожности или по случайному недоразумению не заразился в театре инфекцией, поэтому мы остановили все репетиции.

— Сколько нужно дней, чтобы вы начали спектакли после карантина?

Кирилл Крок: Сегодня ситуация в театре Вахтангова, как и в большинстве российских театров, такая: мы остановили всю продажу билетов, не запустили на май. Сегодня тот репертуар, который сделан театром, подлежит огромной корректировке, потому что все наши зарубежные гастроли или отменились, или перенеслись на 2021-2022 год. Вчера я получил сообщение от наших продюсеров и лондонских партнеров про наши лондонские гастроли в сентябре (Международный театрально-концертный центр Барбикан – это очень известная театрально-концертная площадка). Мы должны были в апреле выйти в продажи. Ни о каких продажах в Лондоне наших билетов на сентябрь речи не идет. Они обратились к нам с требованием, чтобы гастроли перенести на 2021-2022 год. Сейчас они тоже будут определяться.

Мы даже не открывали продажу билетов на майские спектакли. Чтобы это сделать, мы должны быть уверены, что карантин будет снят. Если 1 мая ситуация в стране с вирусом наладится и вирус пойдет на спад, то в конце мая мы сможем сыграть наши первые спектакли. Нужно время, чтобы начать продажи билетов, чтобы зритель преодолел психологический фактор, когда люди будут еще какое-то время бояться идти туда, где много людей. Мы должны понимать, что за этой изоляцией неизбежно последует экономический спад, и у людей станет меньше денег. И третий фактор, который не нужно сбрасывать со счетов, – сезонный. Мы живем в северной стране, и традиция театрального дела в России – к лету театральная активность и желание публики ходить в театр затихает. Эти три фактора нам надо будет преодолевать и попробовать начать, если все будет в порядке, как-то играть в конце мая. И попробовать сохранить в репертуаре театра июнь.

— Вы уже фантазировали с Римасом Туминасом, что вы сделаете в первый день после карантина?

Кирилл Крок: Обнимемся все бесстрашно, потому что Римас находится не в Москве, он успел в последний день уехать на несколько дней в Литву. А потом объявили карантин, закрыли границы и прекратили авиасообщение, поэтому Римаса Владимировича нет, но мы практически каждый день с ним на связи, он знает, что происходит. Будет просто желание обнять всех – и Римаса, и многих актеров, чтобы театр зажил полноценной жизнью.

Мне хотелось бы обратить внимание власти и всех, что помимо государственных учреждений культуры у нас есть огромный слой, огромная поляна – частные, негосударственные театральные и культурные институции. Делают это творческие фрилансеры, которые нигде не числятся, а имеют гражданско-правовые договоры с театрами, это ИП, которые занимаются организацией и постановкой спектаклей, это различные фонды. Если у нас есть поддержка государства и некие средства бюджета, у этих людей ничего нет. Надо прекрасно понимать, если мы не сохраним и этих людей, и это поле не умрет от того, что происходит (они живут за счет того, что зарабатывают, и тех грантов, которые они получают на реализацию конкретных проектов), то, конечно, нам всем будет очень некомфортно дальше жить.

Источник

*Вести