25.11.2020 fa fa- Home

Russian News 24

Новости России и мира онлайн

Центробанк намерен понизить ключевую ставку: Россия вспомнит Аршавина

 

Совет директоров Банка России 24 апреля наверняка снизит ключевую ставку, которая оставалась неизменной в 6% с 10 февраля 2020 года. Прогноз понижения ставки на этот раз беспроигрышный. Обоснования никаких затруднений не вызывают. Экономика «самоизолирована», то есть она попросту тихо падает. Власти, естественно, изыскивают средства ее поддержки. К предлагаемому набору инструментов есть вопросы, и главный среди них: почему отсутствует прямая денежная поддержка населения, ведь именно люди, а не банки и «системообразующие» компании оказались первыми под ударом. Однако в любом случае понятно, что на борьбу с кризисом должен мобилизоваться и ЦБ, а его помощь экономике – это, прежде всего, более доступные кредиты, цену которых и диктует ключевая ставка. К тому же одна из сторон кризиса – отсутствие спроса, а значит, можно осторожно ждать замедления роста цен. ЦБ же особенно бдительно следит за своей главной мишенью – инфляцией.

фото: Наталия Губернаторова

За неделю до заседания совета директоров председатель ЦБ Эльвира Набиуллина высказалась как никогда откровенно. 17 апреля она заявила: «Думаю, мы сможем предметно рассмотреть вопрос о снижении ставки уже на ближайшем заседании Совета директоров. Мы, как и всегда, рассмотрим спектр различных экономических сценариев и с учетом этого оценим то, какое имеется пространство для смягчения денежно-кредитной политики и какими шагами нам целесообразно двигаться». Сказано предельно ясно.

Услышав подсказку Набиуллиной, экспертное сообщество, естественно, практически перестало сомневаться в исходе заседания совета директоров. Стоит привести лишь одну цитату, принадлежащую Георгию Ващенко из ИК «Фридом Финанс», она отражает мнение большинства рыночных аналитиков: ждем от регулятора «снижения ставки как минимум на 0,5 п.п.» То есть, новая ставка, как ожидается, не должна быть выше 5,5%.

Если все так ясно, о чем вообще говорить? Закавыка в том, что между 17 апреля, когда Набиуллина открыла карты, и 24 апреля, когда решение должно состояться, было 20 апреля с катастрофой на нефтяном рынке, когда цены заветного барреля небывало ушли в минус. Мы живем в России, и кто бы что нам ни говорил о том, что рубль слез с нефтяной иглы, мы-то знаем: 20 апреля дорого обошлось и еще не раз икнется рублю. Пусть его падение было не таким вертикальным, но, с другой стороны, невозможно себе представить отрицательные котировки рубля.

Возникает вопрос: рубль под двойным ударом (первый – от пандемии), он слаб, как и вся экономика, и к тому же нефть резко снизилась, потянув его за собой, неужели ЦБ не поддержит национальную валюту? У политики ЦБ и персонально у Эльвиры Набиуллиной немало недоброжелателей, и они не преминут разыграть эту карту. Впрочем, если ЦБ вдруг оставит ставку неизменной, практически те же самые критики будут с той же горячностью обвинять Центробанк в «предательстве» по отношению к экономике в целом.

 

Подобным критикам Набуллина могла бы ответить точно так же, как когда-то капитан сборной России по футболу Андрей Аршавин ответил на критику болельщиков: «Мы не оправдали ваших надежд, но это ваши проблемы». С одним существенным дополнением: от Набиуллиной этот ответ имел бы гораздо больше оснований.

Сама постановка вопроса о том, что ЦБ никак не помогает рублю, не верна. Вот сводки с валютного рынка. 21, а затем 22 апреля ЦБ провел рекордные продажи валюты – на 16,8 и на 19,2 млрд рублей соответственно. Формально рубль остается в свободно плавании, продажи валюты осуществляются в рамках бюджетного правила (они тем больше, чем круче цена нефти отклоняется вниз от бюджетной цены отсечения), но есть и продажи валюты из Фонда национального благосостояния в рамках финансирования покупки правительством у ЦБ контрольного пакета акций Сбербанка. У ЦБ достаточно возможностей, чтобы поддержать рубль валютными интервенциями в самый критический момент. И такие действия гораздо эффективнее поддержки через ужесточение кредитной политики за счет удержания ставки. И без негативных побочных эффектов для экономики. ЦБ в состоянии разнести по разным каналам снижение ставки и поддержку рубля.

Как снижение ставки отразится на экономике, мы сможем увидеть не сразу, пока коронавирус перекрывает весь обзор, но в нашей жизни кое-что точно изменится, и достаточно быстро. С одной стороны, вслед за ипотекой, снижение ставок по которой находится под президентским контролем, подешевеют и другие кредиты, включая потребительские. С другой стороны, продолжится снижение ставок по банковским депозитам.

Главное – со ставки ЦБ снимается карантин. Начало положено.

Источник

*Вести