03.12.2020 fa fa- Home

Russian News 24

Новости России и мира онлайн

Юрий Норштейн о скандале с Чебурашкой: «Надеюсь до ремейка не доживу»

 

16 лет назад наш Чебурашка эмигрировал в Японию. Права на использование его образа тогда были переданы японской компании.  Срок действия договора заканчивается в  2023 году, но руководство «Союзмультфильма» намерено вернуть Чебурашку на родину раньше срока. Понимания в  этом вопросе у сторон нет. 

фото: Геннадий Черкасов

Начиная с 2017 года старейшая киностудия уже вернул порядка 90% прав на использование аудиовизуальных образов и мультфильмов своей «золотой коллекции». Пришел черед «Чебурашки». Председатель правления студии Юлиана Слащева заявила, что на «Союзмультфильме» то давнее соглашение (о героях Эдуарда Успенского,  нарисованных в 1968 году художником-постановщиком фильма «Крокодил Гена» Леонидом Шварцманом) считают  недействительным. Сложность в том, что договор заключен в соответствии с японским  законодательством и любое разбирательство, включая судебное, может проходить только в Японии, и это    финансово  затратно. Но остается еще один путь: щекотливый вопрос о возврате прав на Чебурашку можно  решить  на государственном  и межправительственном  уровне.  

Скандал вокруг Чебурашки по нашей просьбе комментирует другой гений отечественной мультипликации, автор "Ежика в тумане" Юрий Норштейн.

— Сложно что-либо комментировать, поскольку я не знаю, какой договор заключен с японцами. Да это и не мое дело, а юристов. Могу говорить только об эстетической стороне и японской группе, которая занималась «Чебурашкой». Когда они заключили договор и начали работать, то сделали невероятное – скопировали  полностью весь фильм «Крокодил Гена». Они  его сняли кадр в кадр с персонажами, сделанными заново, как это  делает живописец, когда учится живописи.  Он может скопировать картину 200-летней давности. 

 

Когда этот фильм посмотрел Леонид Шварцман, он сказал: «Какая хорошая копия. А где это они сделали?» Я ему говорю: «Леня! Это не копия, а новый фильм. Они все  заново сняли». Он мне не поверил.  По-моему, это единственный такой случай в мультипликации за всю историю и он свидетельствует о том, как тщательно японцы подходили к работе. Потом они сделали другие фильмы. Два из них я видел — очень пристойные, с куклами в классической манере.  

Если речь идет о том, чтобы получить персонажей обратно и с ними делать новое кино, то, зная нравы Юлианы Слащевой, а она —  человек не из моего круга,  совершенно мне  посторонний, могу предсказать результат.  На примере  картины  «Каникулы в Простоквашино». Сделано огромное количество коротких фильмов. Может быть, мне попались не самые лучшие, но в смысле художественной эстетики и развития персонажей это  чума. Мне только жалко тех ребят, которые прилагают гигантские усилия, работают на износ, получают, насколько мне известно,  очень скромные деньги. Они туда пошли. Это их жизнь. Но лет через десять они оглянутся и поймут, что попали в западню. На основе этой работы  могу сказать, что если дело пойдет точно также с «Чебурашкой», то мы будем иметь художественную серо-зеленую муть. Ничего другого. 

Если продюсеры и прочие с ними будут влезать в работу художников (а их  участие — ничего кроме того, что они мешают,  потому  что просвещенного продюсера сегодня пойди поищи), то могу предположить,  каким будет художественный результат. Надеюсь, я до этого не доживу. Одним махом взвихрить  и довести мультипликацию до невиданных высот нельзя. Это чушь собачья.  Работа должна быть подробнейшая. Я-то знаю, потому что прошел через это  и остался одним из немногих, кто когда-то работая на «Союзмультфильме» и участвовал в «Чебурашке» и «Крокодиле Гене». 

Источник

*Вести