21.10.2020 fa fa- Home

Russian News 24

Новости России и мира онлайн

Илья и Эмилия Кабаковы: «Погибнут миллионы, если мы все не получим прививку»

 

Самые знаменитые художники-концептуалисты в мире Илья и Эмилия Кабаковы в эти сложные дни находятся в своем доме на Лонг-Айленде, примерно в 140 км от Нью-Йорка, где наиболее высокая статистика заражения COVID-19. Вирус изменил график четы — теперь они не могут путешествовать как прежде, — но не повлиял на быт. В рамках проекта «Искусство БЫТиЯ» легендарные русские концептуалисты рассказали «МК» о своей жизни в период пандемии и поделились мыслями о сложившейся в мире ситуации.

Илья и Эмилия. Фото – Юрий Рост.

Сегодня Илья Кабаков — признанный мастер. Один из основателей московского концептуализма, родоначальник жанра тотальных инсталляций, самый дорогой современный русский художник в мире (картина «Жук» была продана в 2008-м за рекордные $5,8 млн). Но так было не всегда. До эмиграции он работал, как говорится, в стол. Зарабатывал иллюстрацией детских книг и журналов. А большие серьезные произведения могли увидеть только друзья и знакомые в его ныне легендарной чердачной мастерской на Сретенском бульваре. Там были созданы первые тотальные инсталляции — не просто картины, а целые художественные пространства. Иная реальность со своей звучной философией, вовнутрь которой попадает зритель.

В конце 1980-х Илья Кабаков уехал в Штаты, где встретил Эмилию Леках. Они стали соавторами и супругами и поселились в штате Нью-Йорк. Больше 30 лет они все делают вместе, почти не расстаются. Как раз в эти несколько десятилетий появились самые известные работы, Кабаковы стали много выставляться и получили широкое признание. Их работы с успехом показывают в крупнейших музеях по всему свету, правда, сейчас все проекты перенесены или заморожены из-за вируса.

Супруги не любят давать интервью. Особенно рассказывать о бытовом. Однако для нас сделали исключение. На вопросы «МК» отвечала Эмилия — Илья Кабаков компьютером не пользуется. Но, конечно, в присутствии и при участии мужа.

— Изменился ли сегодня ваш образ жизни? Ваш и Ильи, я имею в виду.

— Сейчас по непонятной причине многие музеи, культурные организации и журналисты уверены, что люди заинтересованы в подробностях жизни знаменитых (или богатых) людей. Художников, кинозвезд, рок-звезд, миллионеров. Но когда ситуация настолько радикальна, имеет ли значение, кто ты? Я согласна, деньги играют роль: у тебя может быть дом больше и лучше, ты имеешь больше возможностей защитить себя, тебе не нужно задумываться, как оплачивать счета, на что покупать продукты и где их взять — проще говоря, КАК ВЫЖИТЬ.

…У Ильи и меня всегда был один и тот же образ жизни. Когда мы дома и не путешествуем, все настолько просто, насколько возможно представить.

— Расскажите о вашем обычном ежедневном графике в эти дни.

— Просыпаемся в 6 утра. Завтрак. И начинаем работать в 7.30. Иногда делаем перерывы, во время которых просто сидим и разговариваем — или обсуждаем то, над чем работаем, или говорим о политической ситуации, или еще о чем-либо.

В настоящее время, поскольку доктора запрещают Илье работать больше четырех часов, он освобождается к 11.30. Я готовлю ланч, мы едим, разговариваем, идем на прогулку — либо он выходит, а я продолжаю работать. В зависимости от того, как я себя чувствую и сколько работы предстоит доделать.

 

Затем каждый из нас читает свою книгу или статью, а получается, что читаем вместе. Он никогда даже не притрагивается к компьютеру. А я работаю — участвую в видеоконференциях, отвечаю на письма, проверяю наши проекты, пишу концепции для новых проектов и предложений. Вот сейчас пишу текст, а Илья читает наверху, в библиотеке.

Обед в 5 часов. После можем посмотреть новости, может быть, кино.

— Режим чрезвычайного положения как-то повлиял на вашу жизнь? Что вы сегодня людям посоветуете?

— Когда мы путешествовали, все было иначе. Но разница только в том, что мы могли работать в музее, галерее или в общественном пространстве над инсталляцией или каким-нибудь проектом с 8.00 до 20.00 (иногда и дольше, если необходимо). Таким был наш график и наша жизнь в течение более 30 лет.

Быть изолированным означает не только быть лишенным социальной жизни. Для нас это в основном невозможность видеть детей и внуков. Знать, как быстро они растут, и иметь возможность только наблюдать за ними и общаться в Скайпе? Этого недостаточно.

Моя дочь — доктор наук в области генной инженерии и микробиологии и сейчас работает над разработкой вакцины вместе с другими учеными. Возможно, они уже близко. Мы надеемся на это.

Я ненавижу, когда люди начинают говорить о каких-то заговорах, об опасности вакцины. Они понимают, что погибнут миллионы людей, если мы все не получим прививку? Почему они так уверены, что сами непременно выживут? Вирусу все равно, богат ты или беден, белый или черный, голубой или желтый. И даже неважно, стар ты или молод. Без вакцинации мы все будем в опасности еще много лет.

А пока что давайте читать книги, слушать музыку и просто проводить время с семьей и друзьями (благодаря Интернету). Именно этим мы с Ильей сейчас и займемся.

Источник

*Вести